Все дворцы Санкт-Петербурга

Дворец Белосельских-Белозерских

Дворец Белосельских-Белозерских

У Аничкова моста в Санкт-Петербурге на Невском проспекте, где горожане и гости нашего города любуются бронзовыми конями Клодта, возвышается дворец Белосельских-Белозерских. К середине XIX века главная перспектива города уже была застроена. И неподалеку от моста нашли свое постоянное место жительства три красивейших дворца: Аничков, Шуваловский и Шереметевский. Зодчему предстояло «вписаться» в классический архитектурный ансамбль.

Первый дворец был построен на этом месте в конце XVIII века архитекторами Тома де Томоном и Ф. И. Демерцовым для княгини Белосельской-Белозерской. Дом был трёхэтажным, со скромным фасадом в классическом стиле.

Когда-то здесь была загородная усадьба, которую в конце XVIII века покупает князь А. М. Белосельский-Белозерский. Со временем его семья решает перестроить дом, и А. И. Штакеншнейдер — мастер широко эрудированный, знающий архитектуру разных эпох, возводит дворец в стиле барокко.

Особенно великолепно он смотрится с середины Аничкова моста. Кажется, нарядный малиновый дворец, богато декорированный рустовкой и полуфигурами атлантов, украшенный колоннами и пилястрами, «выплывает» на простор Невского проспекта.

Внутреннее убранство дворца не уступало внешнему виду. Роскошная лестница напоминала Посольскую в Зимнем дворце. Мраморные камины, бронзовые люстры, наборный паркет и… удивительные зеркала! Они покрыты тонким слоем серебра, и в них люди кажутся словно моложе своих лет, как будто волшебные зеркала дарят им вечную весну.

Хозяевами дворца были князья Белосельские-Белозерские, ведущие свое начало от первых Киевских князей. Каждый из представителей этой династии по мере сил старался служить на пользу Руси и девизом Белосельских-Белозерских были слова: «Долг воина — отвага».

В конце XIX века хозяином дворца был Эспер Александрович Белосельский-Белозерский. Его жена, обер-гофмейстерина при дворе императрицы, беседовала с женщинами, которые хотели попасть на прием к государыне, и устраивала им встречу. А у себя во дворце княгиня давала великолепные балы. На них любил приезжать сам император Александр Третий. Мария Федоровна — супруга императора готова была танцевать до утра. Чтобы пораньше уехать домой, Александр Третий, который во время бала играл в вист или вел непринужденную беседу, просил своего адъютанта, под разными предлогами, вызывать музыкантов из оркестра. Когда оставался всего один музыкант, — он вставал со своего места и, кланяясь, разводил руками, показывая, что ничего не в силах сыграть, — император подходил к супруге и удалялся с бала.

Читать еще:  Юсуповский дворец в Санкт-Петербурге

На балах нередко завязывались знакомства с «нужными людьми», с их помощью часто делалась карьера. Но главное, конечно, на таких балах были танцы. Танцевать во дворце было легко: анфилада больших, светлых залов открывалась перед парами, кружащимися в вальсе или мазурке. Особенно удавались балы для аристократической молодежи.

Очень часто гости приходили в каких-либо театральных костюмах: некоторые изображали восточных красавиц, сказочных волшебниц и даже… солнце. Вообще приезжать на бал можно было в любом костюме, единственно — он не должен был затмевать туалеты членов императорской семьи. Балы были придворные и домашние.

Один раз в год давался большой придворный бал. На него приглашалось около 3000 человек. И на таких балах особенно четко соблюдался этикет. Костюм должен был соответствовать по цвету, фасону и возрасту положению дамы. Однажды одна из дам явилась в платье лилового цвета с броскими украшениями, чем сразу обратила на себя внимание. И еще в течение долгого времени в светских кругах ее наряд вызывал неодобрение и многочисленные пересуды.

Домашние балы были менее многолюдные и более уютные. Можно было рассмотреть большую коллекцию картин в галерее. Некоторые из них украшали концертный зал, кабинеты, приемные, столовые. Посидеть в уютных креслах, отдохнуть, пообщаться с гостями и хозяевами дворца.