Все дворцы Санкт-Петербурга

Меншиковский дворец

До сооружения Третьего Зимнего дворца “обширнейшим и великолепнейшим во всем Петербурге” считался Меншиковский дворец на Васильевском острове. Его уникальность состоит в том, что дворец является единственным крупным жилым домом того времени, сохранившемся до наших дней. Меншиковский дворец к тому же был и административным зданием – генерал–губернатор Меншиков управлял Прибалтийским краем. Здание дворца возводилось с 1710 по 1727 годы по проекту архитекторов Ф. Фонтана и Г.И. Шенделя

В феврале 1714 года Меншиков заселился в только что завершенное трехэтажное здание (ныне его центральный корпус).

Дворец был сделан настолько роскошно, что затмил все особняки, построенные до него в Санкт-Петербурге. Даже Петр Первый, который обычно многое прощал Меншикову, сначала был сильно разгневан нескромностью Данилыча. Но дворец оказался единственным местом, где можно было без стыда принимать европейских дипломатов и негоциантов-купцов, и царь вскоре сменил гнев на милость.

Внутреннее убранство дворца обустраивалось на современный европейский манер. Покои были отделаны фаянсовыми плитками, деревянными резными панелями, шелками и живописью, изразцовыми голландскими печами. В декоративном оформлении принимали участие архитекторы Б.К.Растрелли, Ж.Б.Леблон, А.Шлютер и др.

Еще фото Меншиковского дворца

В Ассамблейном (Большом) зале на втором этаже проходили знаменитые “петровские ассамблеи”, на которых собиралось до 200 человек. Мужчины были обязаны приходить сюда без бород, в европейской одежде.

Из «указа об ассамблеях», изданного Петром Великим в 1718г.

«Ассамблея — слово французское, которое на русском языке одним словом выразить невозможно, обстоятельно сказать, вольное, в котором доме собрание или съезд делается, не только для забавы, но и для дела; ибо тут может друг друга видеть и о всякой нужде переговорить, также слышать, что где делается, при том же и забава. А каким образом оные ассамблеи отправлять определяется ниже сего пунктом, покамест в обычай не войдет.

Читать еще:  Таврический дворец

В котором доме ассамблея имеет быть, то надлежит письмом, или иным знаком, объявить людям, куда вольно всякому придти, как мужскому, так и женскому. Ранее пяти или четырех не начинается, а далее десяти пополудни не продолжается.
Хозяин не повинен гостей ни встречать, ни провожать, ни подчивать и не точию вышеописанное не повинен чинить, но хотя и дома не случится оного, нет ничего; но только повинен несколько покоев очистить, столы, свечи, питье, употребляемое в жажду кто просит, игры, на столах употребляемые.

Часы не определяются, в котором быть, но кто в котором хочет, лишь бы не ранее и не позже положенного времени; также тут быть сколько кто похочет и отъезжать волен, когда хочет.

Во время бытия в ассамблее вольно сидеть, ходить, играть, и в том никто другому прешкодить или унимать; также церемонии делать вставанием, провожанием и прочим, отнюдь да не дерзает под штрафом, но только при приезде и отъезде почтить поклоном должно.

Определяется, каким чинам на оные ассамблеи ходить, а именно: с высших чинов до обер-офицеров и дворян, также знатным купцам и начальным мастеровым людям, то же знатным приказным; то ж, разумеется, и о женском поле, их жен и дочерей. Лакеям или служителям в те апартаменты не входить, но быть в сенях, или где хозяин определит».

Ассамблеи распределялись между чиновными лицами без соблюдения какой-либо очереди. Сам государь назначал, в чьем доме должна была быть ассамблея, а затем дальнейшее их назначение зависело в Петербурге — от обер-полицеймейстера.

Первый этаж дворца предназначался для исполнения государственных обязанностей его владельца. Здесь размещались большая палата для официальных мероприятий, приемные помещения, кордегардия, комната для дежурных матросов и гребцов. Кроме того, парадная поварня, токарня, различные мастерские. В цокольном этаже находились погреба и жилье служащих князя.

Читать еще:  Зимний дворец Эрмитаж

Легенды Санкт-Петербурга.
Говорили, что после очередного доноса, Петр Первый вызвал к себе Меншикова, обвинил его в мошенничестве и казнокрадстве и приказал заплатить двести тысяч рублей в государственную казну. Вскоре после этого государь зашел в гости к Меншикову и увидел, что все гобелены, огромные зеркала в венецианских рамах, хрустальные люстры и дорогая заморская мебель куда-то исчезли. Петр удивился и потребовал объяснений. Вздыхая, Меншиков признался, что ему пришлось продать все, что у него было, чтобы хоть как-то рассчитаться с государем. Услышав это, Петр пришел в ярость и пригрозил, что если в следующий свой приход он обнаружит во дворце такую же бедность, неподобающую губернатору Петербурга, то Меншикову придется заплатить еще двести тысяч рублей в государственную казну. Практически в тот же день все вернулось на свои места.

После ссылки А.Д.Меншиков его дворец в 1732 году был приспособлен для размещения в нем Сухопутного шляхетского корпуса, позднее переименованного в Первый кадетский корпус, который занимал здание вплоть до 1917 года.